Генри Стабб и пророк Мухаммад

Генри Стабб и пророк Мухаммад

Теймур Атаев
"Идрак" завершает подготовительную работу по представлению читателям новой книги. Наверняка, имя проживавшего в XVII в. Генри Стабба мало о чем говорит читателям. А как может быть по-другому, если в интернете практически нет подробной информации об этой личности? Да, в сети о нем можно почерпнуть такие данные, что этот уроженец Великобритании являлся ученым, врачом и знатоком ряда языков. Можно даже на основе минимальнейшей информации, пусть совсем не намного, попытаться как-то приблизиться к его политико-религиозным пристрастиям. Но не более.

 

Поэтому совершенно неизвестной остается подоплека его произведения "О возникновении и развитии Магометанства, оправдании [пророка Мухаммада, да благословит и приветствует его Аллах] и его религии от клеветы христиан", о котором лишь известно, что с ним знакомились в частном порядке, т. к. оно не было опубликовано(1).

 

В этой связи, объединение "Идрак" предприняло усилия по ознакомлению читателей с канвой труда британского автора - посредством перевода книги «Генри Стабб и пророк Мухаммад. Разоблачение заблуждений» Набиля Матара (Nabil Matar), профессора английского языка, сотрудника отдела истории и программ религиозных исследований Университета Миннесоты (США). В основу книги легли исследования Н. Матара, озвученные им в его лекции Кембриджском университете (Великобритания) в 2012 г.

 

В редакторском введении к этому труду Г. Стабб именуется известнейшим человеком своей эпохи, первым европейским христианином, "благосклонно" написавшим об Исламе (в начале 1670-х гг.). Он впервые термины «магометанство», «магометане» в английском тексте заменил на «ислам», «исламизм», «мусульмане» - задолго до выхода Оксфордского английского словаря, задокументировавшего их только в первой половине XIX века. По словам Н. Матара, подход Г. Стабба сродни «коперниканианскому перевороту» в европейской науке.

 

Английский ученый перелопатил массу литературы, но основой для его взглядов стали изыскания трех средневековых историков, писавших на арабском, и чьи тексты к тому времени были переведены в Европе. Среди них Ибн ал-Батрик (также известный как Евтихий, патриарх Александрийский), автор Краткой всемирной истории под названием "Нанизанные драгоценности". В арабоязычной исторической литературе он представлял православную христианскую традицию. Другими важными источниками для Г. Стабба стали проживавшие в XIII в. в Сирии ал-Макин - христианско-арабский историк, перу которого принадлежит Всеобщая история, озаглавленная «Благословенный Сборник» (опирался на знаменитого мусульманского ученого IX в. Ат-Табари), и Абу-л-Фарадж  (сирийский церковный деятель, писатель и учёный-энциклопедист, использовавший, в т. ч., авторитетнейшую биографию пророка Мухаммада Ибн Хишама). В целом, ко второй половине XVII в. эти труды были единственными историческими источниками на европейском континенте, касающиеся истории жизни посланника Мухаммада, переведенными непосредственно с арабского языка.

 

Н. Матар пишет, что каждый раз, ссылаясь на конкретную главу и страницу из этих книг,  сопоставляя сказанное в них, Г. Стабб демонстрировал, насколько созданные внутри исламской цивилизации источники могут помочь увидеть образ пророка совершенно по-новому, нежели в предшествующий период, когда он неимоверно искажался.

 

Для Г. Стабба история Мухаммада не была как бы "географически" самостоятельной. Она являлась "континуумом от иудаизма в христианство и затем в Ислам". В его восприятии, ниспосылаемые посланнику откровения становились не результатом помрачения ума, как на том "настаивали" европейские современники британского ученого. Согласно Стаббу, история возникновения пророчества Мухаммада следовала важному правилу: всегда ниличиствует «серия следующих друг за другом причин», могущих поспособствовать определенным изменениям в жизни общества.

 

Н. Матар считает, что благодаря труду Ал-Макина Г. Стабб увидел и преподнес соотечественникам новый образ основателя мусульманской религии - в качестве человека хорошо воспитанного, мягкого и спокойного в речах. В отображении Г. Стабба Мухаммад представал сострадательным к беднякам, отвечал на просьбы о помощи. Каждый из обращавшихся к нему получал то, что Пророк мог дать "словом и делом". Тем самым, британец "разрушил сложившиеся стереотипы" в Европе в аспекте восприятия личности Мухаммада.

 

При  работе над книгой отдельным пунктом для Г. Стабба высветилась позитивная картина жизни христианского сообщества внутри исламского государства, на этапе его расширения. Не случайно, автор неоднократно проводил мысль о лояльном отношении Ислама к иным конфессиональным сообществам, без преследования цели их насильного обращения в мусульманство.

 

Из исследований ал-Батрика Г. Стабб почерпнул информацию о взаимодействии христиан с ранними мусульманскими завоевателями. И хотя в некоторых случаях имела место конфронтация, отношения между ними были "куда более миролюбивы", нежели  "битвы  и враждебность", наблюдавшиеся английским ученым "в военном противостоянии середины XVII века между соотечественниками".

 

Параллельно Стабб подчеркивает, что пророк, несмотря на яростное сопротивление, сумел преуспеть в деле трансформации "арабов из племени в империю" силой Откровения. По-Стаббу, пророк, благодаря сопровождению торговых караванов (по роду своей деятельности в начальный период деятельности) увидевший немало земель, являлся "разносторонней личностью".

 

Кроме того, Г. Стабб стал первым европейским автором, детально описавшим роль двоюродного брата и зятя Мухаммада - Али - в распространении Ислама. Что касается вероучения мусульманской религии, английский писатель раскрывает его явно на основе трудов знаменитого исламского богослова, правоведа, философа XII в. ал-Газали.

 

Вместе с тем, со слов Н. Матара, при знакомстве с книгой Г. Стабба явно усматривается его интерес не только к арабским источникам. Он изучал записи  европейских путешественников, в частности, Адама Олеария, посетивших мусульманские страны, и это помогло ему провести параллель между отношением Мухаммада (и Исламского государства после него) и современных мусульманских стран к христианоподданным. Стабб был "глубоко впечатлен" состоянием дел как при Мухаммаде, так и в последующий период.

 

Важнейшей заслугой Г. Стабба Н. Матар считает тот факт, что на основе имеющейся литературы он предпринял реальнейшие усилия для демонстрации истинного Ислама, как минимум, в преломлении взаимоотношений мусульман с христианами. В унисон чему британец постарался показать "живой", приближенный к действительности, образ пророка Мухаммада - как личности, стоявшей у истоков переформатирования мирового пространства. 

 

При этом Г. Стабб в буквальном смысле слова настаивал на изучении исторического контекста, что могло привести к рождению свежего, нешаблонного взгляда на Ислам. 

 

В контексте сказанного, нам остается лишь приветствовать намерение сотрудников объединения "Идрак", проделавших немалую работу в деле ознакомления сегодняшних читателей с трудом Н. Матара, позволяющего оценить вклад Генри Стабба в представление Западу в XVII в. образа пророка Мухаммада, значительно отличающего от фигурирующего тогда в Европе. Обращение же английским ученым внимания на тонкости взаимоотношений мусульман и христиан на этапе расширения могущества Ислама было фактическим новым словом в историографии вопроса. И это позволяет видеть в Г. Стаббе новатора.  

 

P.S. В преломлении к рассматриваемой книге также целесообразно обратить внимание на выдвигаемый в ней «интригующий вопрос» (терминология Н. Матара): "Не оказал ли Стабб некоего влияния на Джона Локка, отца современного либерализма, своим уникальным взглядом на восприятие другой религии". Как пишет Н. Матар, они были рождены в 1632 г., оба "находились в лоне христианской церкви в одно и то же время", переписывались в 1659 г. Дж. Локк "был заинтересован в изучении Ислама и вопросов различных религиозных обществ, а так же роли, которую они могли бы играть в христианском содружестве". Приводя высказывания ученого на этот счет, Н. Матар пишет об отстаивании им интеграции "мусульман в британское общество", т. к. он верил, "что им принадлежит божественный закон через откровение".

Действительно, вопрос интригующий. Но об этом - в следующей статье.

   

1.Henry Stubbe

https://en.wikipedia.org/wiki/Henry_Stubbe



Оставить комментарий